История в картинах

Галерея расположена в просторном помещении, выложенном из камня в старинном стиле. Картины, выставленные в ней, написаны по идее создателя комплекса и куплены им же. Авторами картин являются доц. Иван Узунов – руководитель кафедры „Живопись” в Великотырновском университете „Святые Кирилл и Мефодий“, Михаила Михайлова из Софии и Валентин Голешев из Торговиште. Картины в образах повествуют о самых важных моментах событий, связанных с созданием и принятием кириллицы славянским миром.

Историческая прогулка начинается предсмертными словами Кирилла, обращенными к его брату Мефодию:

В 869 г., измученный тяжелыми странствиями во время своих просветительских миссий, Кирилл тяжело заболел. На его смертном одре, в Риме, Мефодий признается брату, что тоже устал и намерен „сойти с гор“, т.е. прекратить духовную деятельность. Но Кирилл просит его не бросать начинание, которое считает их общим долгом и продолжить   начатое во имя славянского просвещения в вере.

Мефодий выполняет завет брата и вскоре после его смерти отправляется в Великую Моравию, куда он был назначен папой Адрианом II на должность архиепископа (870 г.) первой славянской епископии в Сирмиум, завоеванный болгарами еще в 827 г. Но вскоре он арестован по приказу баварских епископов и брошен в темницу, за проповедование христианской веры на славянском языке. Когда Мефодий предстает перед обвинением на епископском соборе, заседанием которого руководил лично Людвиг II Немецкий

 

Людвиг насмешливо замечает: „Ты, кажется, вспотел“, Учитель отвечает ему словами  Сократа: „Да, это так, потому что я спорю с глупцами.“ Адриан II ничем не помогает своему архиепископу и он остается в темнице, но через 3 года Мефодий был освобожден новым папой Йоаном VIII, и вместе со своими учениками продолжает переводить, писать книги и обучать духовников.

Следующие картины возвращают нас в прошлое, чтобы напомнить некоторые важные моменты жизни первоучителей. Изображение Константина-Кирилла и Фотия в Магнаурской школе запечатлевает учителя и ученика, каждому из которых предстоит великая судьба – одному создание азбуки для славян, а другому – поприще следующего патриарха восточной православной общности:

Изображение на этой картине в „Пространном житии Константина-Кирилла философа“ Климента Охридского свидетельствует о необыкновенном уме и способностях ученика: „И в три месяца выучился грамматике и за другие науки принялся. Обучился же Гомеру и геометрии, и y Льва и y Фотия диалектике и всем философским наукам вдобавок: и риторике, и арифметике, и астрономии, и музыке, и всем прочим эллинским искусствам. Так научился всему, как кто-нибудь мог бы научиться одному лишь из них.“ Позднее и Константин-Кирилл, и Фотий были причислены к лику святых православной церкви.

В галерее представлены наиболее важные миссии обоих братьев. Когда Константину-Кириллу было только 24 г. (851 г.) византийские правители посылают его к сарацинам, в окрестности Багдада. Молодой философ и богослов получает задание защитить живущих там христиан от нападок мохаммедан:

В житии Константина-Кирилла Климент Охридский рассказывает о том, как сарацины (агаряне) подвергают испытанию его знания в области различных наук, задают ему сложные вопросы о символах христианской веры – о кресте, Троице, иконах, но он объясняет их смысл и доказывает большую силу Иисуса в сравнении с Мохаммедом: „He так Христос делает, но снизу тяжкое возводит кверху верою и действием Божиим. Ибо творец всему создал человека между ангелами и животными, речью и разумом отделив его от животных, a гневом и похотью от ангелов. И кто к какой части приближается, той и становится причастен — высшей или низшей”.

В 851 г. старший из солунских братьев – Мефодий, принял постриг в монастыре Полихрон на горе Олимп, в местности Витиния. В том же году, после своего возвращения из миссии у сарацинов, Константин-Кирилл приходит в монастырь, где и живет вместе со своим братом:

Именно тогда оба брата обдумывают какая письменность нужна славянам, для того, чтобы они научились читать христианские книги. В 855 г. они создают азбуку, названную ими „глаголица“. Ее название происходит от  слова „глагол“, которое в большинстве славянских языков означает „слово“, от того же слова происходил и глагол – „глаголати“ – „говорить“. Таким образом, название азбуки – глаголица подсказывало, что благодаря ее знакам можно общаться на письме. А кто может говорить письменно, может и читать. Другими словами, уметь делать самое важное – узнавать новое. Именно поэтому, позднее, в болгарском, русском, сербском и других славянских языках слово „глагол“ стало означать „действие“, „делание“.

Следующая важная миссия, в которой участвует и Мефодий – у хазар, еврейского народа (860 г.), обитающего в херсонских землях и других территориях Южной России. Братья должны были найти мощи папы Климента I, который был замучен и похоронен в этих местах, а также привлечь к христианской вере как можно больше людей:

Для того, чтобы убеждать местных людей, Константин-Кирилл отправляет молитву Богу и всего за несколько месяцев овладевает языком хазар, изучает его книги, а потом изучает и язык самаритян, чем приводит в изумление всех, кто говорит и читает на их языках. Молитвами же он успокаивает море  и извлекает из него мощи св. Климента. Во время своей миссии он встречает на хазарских землях мадьяров и иудеев, останавливает нападение на христианский город и объясняет иноверцам смысл православия. Вместе с Мефодием им удается покрестить около 200 человек.  Кирилл оставляет по себе воспоминание о „таком  ученом муже, который нам объяснил словом и на примерах, что христианская вера – это святая вера.“ („Пространное житие Константина-Кирилла“).

Миссия Константина-Кирилла и Мефодия в Великоморавии (863-67) стала первым серьезным шагом на пути приобщения славян к священным писаниям через книги на их языке. Братья уже перевели значительную часть церковной литературы, переписали ее на созданной ими глаголице и начинают просвещать ею духовенство, которое будет совершать богослужение, понятное новокрещенным славянским народам:

„После проведенных сорока месяцев в Моравии, он отправился посвятить в христианскую веру своих учеников. По дороге его принял Коцел, панонский князь, который сильно желал усвоить славянские книги. Он дал ему около пятидесяти учеников, которые должны были учиться на этих книгах и оказав ему большие почести проводил его в далнейший путь. А философ, проповедуя евангельское слово без награды, не взял ни у Ростислава, ни у Коцеля ни золота, ни серебра и ничего другого, а только попросил их освободить  девятьсот душ пленных.“ („Пространное житие Константина-Кирилла философа“)

Наиболее впечатляющее слово о защите славянского письменного слова Константин-Кирилл философ произносит в Венеции на диспуте с триязычниками (867 г.):

Климент Охридский, очевидец дел своих учителей, повествует об этом великом событии: „Когда он был в Венеции, собрались против него епископы, попы и черноризцы, как вороны на сокола, воздвигли триязычную ересь, говоря: «Человек, скажи нам, как ты создал славянам письмена и обучаешь их? Ведь никто же их раньше не обрел: ни апостолы, ни римский папа, ни Григорий Двоеслов, ни Иероним, ни Августин. Мы же только три языка знаем, которыми подобает славить Бога: еврейский, греческий, латинский». Отвечал им Философ: «He идет ли дождь от Бога равно на всех, и солнце тоже не сияет ли всем, и не все ли мы равно дышим воздухом? Так как же вы не стыдитесь, полагая только три языка, a прочим всем народам и племенам велите быть слепыми и глухими, скажите мне, Бога почитая немощным, не могущим дать это, или завистливым, не хотящим дать? A мы многие народы знаем, имеющие письмена и воздающие Богу славу каждый на своем языке.“

Последняя миссия святых братьев Кирилла и Мефодия была в Риме (867-68). Там Кирилл и Мефодий с почестями приняты папой Адрианом II, так ими были перенесены мощи одного из первых римских пап – св. Климента I, которые они обнаружили в Херсоне во время своих встреч с хазарами. Это был единственный случай, когда папа выходит из дворца и покидает пределы города, чтобы лично встретить братьев, которые возвращают в христианскую столицу нетленные останки великого святого:

Самой важной частью этой миссии стало признание папой Адрианом II глаголицы и написанных на ней богослужебных книг. На церемонии в большой базилике Санта Мария, Маджоре он объявляет славянский язык равнопоставленным с греческим и латинским, освящает глаголические переводы церковных текстов и назначает Константина (Кирилла) своим советником.

Полотно, изображающее Успение св. Кирилла, напоминает нам об интересной истории. Мать Кирилла и Мефодия завещала сыновьям, чтобы они, покинув земной мир, были похоронены в монастыре Полихрон, где начинал свое служение Мефодий и где позднее, вместе с Кириллом, они создают глаголицу. Мефодий собирается выполнить веление матери, но незадолго до закрытия гроба с останками Кирилла, кардиналы в Риме протестуют – „Это святой человек, –  говорят они, и он должен быть похоронен в папской гробнице“. Мефодий принимает почести, оказанные кардиналами, и останки его брата остаются в Риме, но он считает, что место Константина-Кирилла не рядом с захоронениями пап, а в церкви св. Климента, где уже находились перенесенные ими мощи святого. Кирилл положен в специальную крипту церкви и с тех пор, посещая Рим, христиане выражают свое преклонение перед памятью учителя и святого.

Другие  картины в галерее повествуют о значении царя Бориса и учеников Кирилла и Мефодия для духовного и политического подъема болгарского государства. „Крещение царя Бориса в христианскую веру и принятие имени Михаил“ изображает тайную церемонию, на которой уже постаревший патриарх византийской церкви Фотий посвящает в православную веру болгарского царя:

В исторических источниках отсутствуют точные данные о том, кто крестил Бориса и при каких обстоятельствах это происходило. Поскольку царь хотел избежать политических бунтов и смуты, он тайно принимает христианскую веру. Известно, что в 864 г. Борис отправляет делегацию из нескольких высших сановников в Византию, принявших там во время своего пребывания христианскую веру. Так как в то время главой восточно-православной церкви был патриарх Фотий, вероятнее всего, именно он крестил болгарского владетеля.  В следующем,  865 году, Борис принимает в своем дворце византийских духовников и начинает массовое  крещение болгарского народа:

Христианство было известно в болгарских землях с глубокой древности. После большого собора в Сердике в 343 г. оно проникает и во фракийские племена. Нашествия славян временно приостанавливают христианизацию, но во время правления патриарха Никиты I, который имел славянское происхождение,  православная вера начинает распространяться и среди его соотечественников. Известно, что болгары крестились и в те далекие времена. В 7 веке отец Аспаруха –  Кубрат принимает христианство, позднее принимает христианскую религию и его внук Тервел, который был признан святым за спасение Европы от арабов в 718 г. Сестра царя Бориса – Анна, была взята в плен римлянами и крещена. Решение Бориса принять христианство и превратить его в религию, объединяющую все племенные общности в государстве стало высшим политическим актом, благодаря которому Болгария снискает уважение и признание как одно из сильнейших государств в тогдашнем мире. Самые важные уроки управления новокрещенной Болгарией болгарский владетель получает, читая „Послание патриарха Фотию  князю Борису-Михаилу“ в 864-865 г.

Чтобы укрепить веру народа необходимы духовники, которые проповедуют на понятном для него языке. Богослужения на греческом языке не привлекали людей в церкви. Поэтому, когда Борис узнает, что уже созданы книги на славянском языке, он начинает искать способ привлечь учителей, которые обучили бы болгарских церковных служителей. Через 20 лет после крещения Българии, Мефодий умирает в Чехии (885 г.), а его ученики и ученики Константина-Кирилла подвергаются гонениям, порабощению и мучениям:

Все же некоторым из них удается спастись. Осенью 885 г. Климент, Наум и Ангеларий достигают болгарской границы на реке Дунае напротив Белградской крепости и с надеждой смотрят на противоположный берег:

Управитель Белграда встречает их с почестями, предлагает им отдохнуть и отправляет их в Плиску, уверяя их, что царь Борис ожидает их с большим нетерпением. И на самом деле, когда Климент, Наум и Ангеларий прибывают в болгарскую столицу, он лично выходит встретить их –  новых учителей болгарских христиан:

Сначала царь не разглашает присутствия дорогих гостей, но делает все возможное, чтобы они чувствовали себя хорошо и и обеспечивает их всем необходимым для организации их литературной деятельности. Старшего из них – Ангелария он поселяет в доме своего боила Чеслава, а Климента и Наума по просьбе другого доверенного лица царя, Есхача,  в своем доме:

Начинается лихорадочная работа. Царь отправляет людей в Европу для поисков новых книжников. „В Болгарию прибывают спасенные от рабства молодые ученики Крилла и Мефодия. В работу включается и Симеон, высокообразованный сын князя Бориса, который готовился к будущему возглавлению болгарской церкви.“ (Ил. Илиев, „Св. Климент Охридский“). Так создается первая литературная школа в Плиске:

Вероятно, в это время была создана кириллическая азбука. Климент видел, что ученики затрудняются в написании глаголических букв и решил изменить их. С помощью Наума и Ангелария он упрощает некоторые из них, перерабатывает те греческие буквы, для которых существовали звуки в болгарском языке, а для других использует протоболгарские руны. Новыми буквами книжники начинают переписывать те религиозные тексты, которые легко читались и понимались. Царь Борис осознает мощь кириллицы для укрепления государства, и узаконивает ее не только как религиозную, но и как официальную административную азбуку.

В 889 г. царь Борис отрекся от престола и постригся в монахи в монастыре, недалеко от Плиски, под принятым при крещении имени Михаил. В исторических источниках нет единства о причинах этого решения – некоторые считают, что оно стало следствием стремления царя к духовному усовершенствованию, а другие – что тяжелая болезнь вынудила „предать свой ум Богу, а царство – своему первородному сыну“:

Однако вскоре царь-монах узнает, что Владимир Расате, которого он назначил  владетелем, делает все возможное „чтобы вернуть новокрещенный народ к языческим обрядам“. Борис-Михаил не может принять уничтожения всего, что являлось смыслом его жизни, в 893 г. уходит из монастыря, выкалывает глаза Расате и свергает его с престола. Царь созывает в Преславе собор, на котором объявляет царем своего третьего царя Симеона, „публично угрожая ему той же карой, если он отречется от христианства“:

Так Симеон, вместо того, чтобы стать главой болгарской церкви, к чему его готовили,  оказался в роли царя. Перед этим событием Борис-Михаил объявляет Преслав столицей, изгоняет из Болгарии всех греческих духовников, которых Расате приблизил к себе, и назначил на их место болгарских. После этого он снимает военный пояс, снова облачает монашеские одеяния и возвращается в монастырь. Уже через несколько лет болгары вновь обращаются к нему за помощью из-за набегов мадьяр с севера, которые еще больше усложняют тяжелую войну с Византией (894-6). Борис-Михаил советует им поститься три дня,  покаяться и отправить искренние молитвы Богу о помощи. Когда битва началась, все войско было воодушевлено верой. Сражения были жестокими, но силой креста болгарам удается отбить нападение нашественников:

Это была единственная военная победа царя Бориса, которую он выигрывает как Михаил – не мечом, а словом и убежденностью в божьей помощи. В следующие 10 лет он предается „бдению и молитвам“. Борис-Михаил уходит из жизни 2 мая 907 года, а болгарская церковь провозглашает его святым. Преклонение перед великим владетелем в галерее выражено в трех картинах – его изображениях как царя, как христианина и его причисления к лику святых:

Верному ученику и последователю святых Кирилла и Мефодия и создателю кириллицы  – св. Клименту Охридскому, также выделено специальное место в галерее:

О Клименте проф. Илия Илиев сказал: „В результате исследований его эпохального дела можно прийти к краткому, но точному определению: “плодотворная многостранность”. Современники, и само его обширное творчество, представляют Климента как наиболе разностороннюю и одаренную личность в Болгарии в конце ІХ и начале Х в.“ Климент следует за Константином-Кириллом и Мефодием еще со времени их совместного пребывания в монастыре Полихрон. Во время миссии в Риме, он стал одним из троих учеников Кирилла и Мефодия, которых папа Адриан II рукополагает в священники. Как книжник при царском дворе в Плиске, и позднее, как руководитель,  основанной им по совету Бориса Охридской литературной школы, Климент обучает более 3500 учеников. Он переписывает на созданной им кириллице богослужебные книги и пишет свои оригинальные произведения, „наиболее доступным способом объясняя христианские таинства (слишком абстрактные для обыкновенных людей), а своими рассказами о христианских праздниках привлекает народ к жизни церкви. Талантливый оратор и проповедник, он увлекает людей не только словом, но и  ярким  примером своих дел.“ (Ил. Илиев). Климент стал первым епископом, который проводил богослужение на болгарском языке. Благодаря его пространным житиям о Константине-Кирилле и Мефодии нам известны подробности жизни обоих святых. О жизни книжника мы узнаем и от византийского архиепископа Теофилакта Охридского, который с огромным восхищением рассказывает о его делах и творчестве. Климент дожил до глубокой старости, он умирает 27 июля 916 г. и похоронен в его любимом монастыре на Охридском озере

Климент Охридский  был причислен к лику святых, а его могила и мощи стали объектом поклонения. Его память чествуется 25 ноября, когда чествуется и его покровитель, св. Климент I – Римский, и в день его успения, который объявлен Днем Седмочисленников – святых, благодаря которым было создано письменное слово болгар и других славян:

На этой картине изображены создатели глаголицы – святые Кирилл и Мефодий,  и их ученики Климент, Наум, Ангеларий, Горазд и Сава, которые сделали свой вклад в сотворение и распространение кириллицы на болгарских землях и во всем славянском мире. Под их образами находится картина, изображающая другого выдающегося просветителя болгар – святого Наума:

В последние годы ученые приходят к единому мнению, что Наум был старшим родным братом Климента. Так повествуется и в его житии.  В более ранних исследованиях, однако, считается, что их братство было только духовным. Но последние наблюдения, свидетельствуют о заботливом отношении Наума к более молодому и талантливому Клименту, которые больше похожи на отношения между Мефодием и его младшим братом Константином-Кириллом (Иван Грудев, „Св. Наум, Преславско-Охридски забележителен просветител“). Наум также сопровождает Солунских братьев в их миссиях вместе с Климентом, „идя с ними вперед и так до самого Рима“, а когда прибывает в Плиску, активно участвует в устроении болгарской литературы и культуры. В то время, как его брат просвещает болгар в Охриде и окрестностях, Наум занимается тем же в Плиске, а позднее и в Преславе (886-893г.г.). Более молодой ученик Мефодия Константин Преславский признает, что именно Наум побудил его написать „Проглас към Евангелието“ (Проглас к Евангелию). Когда Климент был рукоположен как первый болгарский епископ в Охриде и посвятил себя служению в монастыре „Св. Пантелеймон“, Наум прибывает в Девол, чтобы продолжить его просветительскую деятельность. Семь лет (893-900 г.г.) книжник обучает священников, обыкновенных людей, детей… Последние 10 лет своей жизни он проводит в монастыре „Святые архангелы Михаил и Гавраил“, построенном на средства и по повелению благочестивого болгарского царя Михаила-Бориса и его сына царя Симеона”. Наум завершает свой земной путь 23 декабря 910 г. и похоронен в специально построенной  часовне, справа от алтаря монастырской церкви своим „братом, другом и сострадальцем“ епископом Климентом Охридским. Сейчас эта церковь является частью перестроенного храма, в котором центральное место занимают образы св. Бориса-Михаила, святые Седмочисленники, и, вместе с могилой св. Наума, является одним из наиболее светлых памятников болгарского Золотого века.